Ташкентские храмы (к 150-летию Среднеазиатской епархии) (часть 1)

19.10.2021

Есть на этом свете церковь. Церковь православная, объединяющая миллионы людей, проживающих в разных местностях и государствах. Эти «местности» входят в состав епархий – «местная Церковь, возглавляемая архиереем и объединяющая епархиальные учреждения, благочиния, приходы, монастыри, подворья, монастырские скиты, Духовные образовательные учреждения, братства, сестричества, миссии». (Устав РПЦ). Есть такая и у нас, входящая в современный митрополичий округ.

Вот о ее истории, точнее, о храмах нашего города мы и поговорим, и не только сегодня. Итак, потопали! В каждом городе были и есть свои символы, свои святыни. Одних уж нет, другие перестроены. Но те, которых нет, так или иначе, хранятся в памяти народной. А потому сегодняшнюю экскурсию мы начнем с одной из старейших улиц Нового города – Самаркандской (некогда она носила именно это имя), современный проспект Шарафа Рашидова. Почему отсюда – спросит просвещенный читатель? Да как же – сначала мы заглянем в…кукольный театр, а заодно и в кафе-мороженое!

                                            Все потому, что первой  по постройке  в Ташкенте являлась церковь  Иосифо – Георгиевская. Ее возвели меньше, чем за один год – строительство  и освящение произошли в  1868-м году.  Строили ее наспех, не вглядываясь в какие-либо особенности проекта,  в связи с чем здание  выглядело не особо красиво, а в 1874-м году было принято решение  о перестройке церкви. 

Тремя годами позже рядом с церковью была возведена  невысокая, симпатичная, аккуратная колокольня. Ее построили из жженого туркестанского кирпича,  и соединили с основным зданием крытым навесом. Все работы были проведены по проектам архитектора Н.Ф. Ульянова – уже тогда достаточно известного профессионала в своей работе, оставившего свое имя на карте Ташкента – улица Новоульяновская – старожилы, помните, где была такая?

Вмещала церковушка всего-то около восьмидесяти человек. В связи с тем, что церковь возвышалась прямо напротив  дворца Великого князя Н.К. Романова, сосланного в наш город родственника российского императора, то, по мнению некоторых «горе – специалистов» от краеведения, она считалась «домовой» церковью Николая Константиновича. Только вот  князю, который, несомненно, посещал богослужения, церковь никоим образом не принадлежала. Хотя  собственный  «охотничий» замок (до сих пор на своем месте) Его Высочество возжелал возвести именно здесь, напротив церкви, сделав ее «шагово» доступной для своего семейства, только на двадцать три года  позже…

До 1893–го года церковь подчинялась Военному ведомству, когда и была передана Среднеазиатской епархии, став обычной  городской церковью. Сохраняла она свое значение до 20-х гг. прошлого века, когда в пылу борьбы «с религиозными предрассудками» здание было передано светской власти. Чего только потом в этом помещении не было…

Ташкентцам оно в основном запомнилось как кукольный театр – лучшего помещения найти, видимо, не удалось, и театр такого оригинального жанра буквально запихнули в абсолютно не приспособленное помещение. Последнее, что я помню, кафе – пельменная с наличием мороженого.  В 1995-м году этого славного здания не стало… 

Буквально рядом с этим небольшим храмом, напротив,  через дорогу, находилось еще одно сооружение, служившее очередной визитной карточкой города.  Оно было построено на площади, фактически гарнизонном плацу, получившем впоследствии   наименование – «Красная площадь». Не бросайте   в меня камнями – «красная» - в смысле красивая. Вспомните – «не красна изба углами»...

Это Спасо – Преображенский военный Собор, возведенный в красивейшем, «византийском» стиле. Строили его мастера, «законтрактованные» на эту работу  из европейской части России. Заложили собор 22 июля 1871-го года. Но первоначальный план стройки по срокам выполнить не удалось,  и освящение Собора произошло только 14 июля 1888-го года.

К строительству Собора «приложил» свою творческую руку и Вильгельм Соломонович Гейнцельман, уже известный в то время архитектор Туркестана. Правда, в данном случае не все его решения оказались правильными. Например, вообще не стоило закрывать купол свинцовой крышей, что само по себе очень трудоемко. Кроме того, архитектор не учел погодного влияния и легкоплавкость  свинца в нашем жарком климате, а потому тот быстро растрескался, и его пришлось заменить обычным кровельным железом.                 

 Стоимость Собора составила астрономическую по тем временам сумму - около трехсот тысяч рублей. Сравните - в конце XIX-го века хорошая курица – несушка стоила от пяти до десяти копеек, а в «обжорном» ряду на «Пьян – базаре» (Воскресенском), на месте которого ныне театр имени Навои,  на две копейки можно было очень даже плотно пообедать.   

Рядом с Собором возвышалась колокольня высотою 15,38 сажени. Кому будет интересно, пусть сам переведет в метры.              

Колоколов на ней было десять, и все они были отлиты в Ташкенте из старых, бронзовых, вышедших из строя, артиллерийских орудий. Внутри собора, как и положено, находился иконостас и все остальные положенные храму вещи. Акустика была просто отличной, что позволяло церковному хору показывать свои таланты наиболее  привлекательно. Известно было это сооружение и тем, что в различных его приделах были захоронены протоирей А.Е. Малов, генерал К.П. фон Кауфман,  и другие известные люди.

Сам Собор прожил совсем недолгую жизнь. В 30-х гг. прошлого века его варварски уничтожили. Сносили это мощное и красивое сооружение  методом взрыва, да так неумело, что после двух подрывов он только покосился, и его «добили» из артиллерийских орудий...  (Место предыдущего расположения одной из «визитных» карточек города  найти весьма просто – это тот самый фонтан – кондиционер, недавно возвращенный ташкентцам, правда, в «урезанном» виде)…

Сейчас мы проедем мимо станции метро «Площадь космонавтов», и по широкому проспекту спустимся к старому, доброму Госпитальному рынку.         

Рядом с ним до сих пор находится  территория  старого военного госпиталя,  и главный, Свято-Успенский собор Среднеазиатского митрополичьего округа.

Его история началась  27 апреля 1868-го года, когда для строительства военного лазарета потребовалось выкупить у местных жителей сады на Саларе. Только на выкуп земельного участка пришлось израсходовать более трех тысяч рублей – цена, достойная по тому времени. Сам же госпиталь распахнул свои двери в 1870-м году.

Рядом с ним в следующем, 1871-м году, и была сооружена временная церковь, служившая одним из средств утешения больных и раненых, умиротворения страждущих. Сооружалась она в основном  на средства чинов военного ведомства (офицеров и солдат), но поступали пожертвования и от частных лиц. Ее строили из  сырцового  кирпича, покрыв затем  снаружи «асфальтированным войлоком» (не могу представить, что это такое).

30 сентября 1871-го года она была освящена во имя Святого Великомученика  и Целителя Пантелеймона, коему верующие молились  о выздоровлении родных и близких.

Заново, после расширения, ее освятили под таким же именем святого 31 января 1879-го года.  В 1890-м году,  в основном на средства местного купца Дмитрия  Николаевича Захо, при ней была сооружена колокольня. Известный удалой купец и меценат позднее был избран церковным старостой, а несколько позднее, за заслуги и пожертвования по духовному ведомству Дмитрия  Николаевича Захо  наградили  орденом святого Станислава II-й степени.

Этот храм ждала на редкость удачная судьба. Его и закрывали, и передавали под самое разное использование, и даже  перестраивали.

А произошло это так: архиепископ Ермоген, видя состояние старого храма,   приложил все свои силы и способности к «ведению переговоров» со светскими властями, и ему удалось всеми правдами и неправдами добиться получения подобного разрешения. Но и тут он поступил хитро -  в запросе на реставрацию было указано другое здание, стоявшее рядом. Владыка прекрасно знал, что, даже будучи отреставрированным, старый храм долго не простоит. А потому распорядился заложить новый фундамент вокруг старинного сооружения, и новые стены были возведены буквально вокруг и над старыми стенами госпитальной церкви. Старые же стены были по окончании строительства разобраны прямо внутри и вынесены по частям. Самое интересное в том, что церковные службы не прекращались во время проведения подобной «реставрации».  Освящение фактически вновь построенного собора произошло 11 декабря 1957-го года. Такого «проступка» уважаемому священнослужителю власти «простить» не смогли,  в результате чего через три года он был выслан из Ташкента, и скончался на «постоянном» жительстве в Жировицком монастыре, что в Белоруссии.

Но, как бы то ни было, сегодня на улице Нукусской можно видеть со вкусом и умением надстроенную колокольню, очень удачно сочетающуюся со зданием  самого Свято-Успенского Кафедрального  Собора. Ныне он является  резиденцией митрополита Ташкентского  и Узбекистанского, а также главным храмом центром Среднеазиатского митрополичьего округа.

Здания госпиталя пока еще существуют, но, так как медицинское учреждение уже вывели в другое место, то, скорее всего, территорию отдадут под застройку. А зря  - на кладбищах (на нем пока еще растут деревья) обычно ничего не строят…

Светослав Морской

Версия для печати
Ссылка на статью »»

Теги материала: Достопримечательности Ташкента, История Ташкента

Еще по теме:

Просмотров: 69

Вы можете оставить комментарий:

Гость_     Антибот:    
Новые налоговые зоны в Ташкенте »
Друзья проекта »
Рейтинг@Mail.ru

Условия использования материалов: в сетевых изданиях – обязательная прямая гиперссылка на mg.uz;

в остальных СМИ – ссылка на mg.uz как на источник информации.

© ООО «Norma», 2018. Все права защищены.