Когда мы были молодыми … (Часть 4)

27.07.2018

Автор:

Как я уже рассказывал, в те времена было очень легко съездить «в Чили».  И вот однажды, в том самом 1983-м году, катаясь на своей «Каме» в районе шестнадцатого квартала Чиланзара, я увидел над одним из зданий напротив жилого массива флаг необычной расцветки.  Естественно, спросил отца. Он, в свою очередь, проезжая мимо  на своем  грузовике, обратил внимание на сие сооружение, и потом сообщил мне, что флаг этот военно-морской.

Мое любопытство было удовлетворено.

Я тогда еще не знал, что через четыре года я окажусь именно там, в этом здании, и моя учеба там станет одним из ключевых моментов моей жизни.

Май 1987-го года. Пришла повестка с требованием прибыть в военкомат «на уточнение». Прибываю в указанное время и попадаю на прием к военкому. Последовали некоторые вопросы, в том числе и вопрос о предпочтении войск, в которых я хотел бы служить после призыва.

Я, как умеющий стрелять из спортивной винтовки, попросился в горячую точку, что «за речкой». Военком улыбнулся и сказал, что он обязательно удовлетворит мою просьбу. А затем распорядился зайти в один из кабинетов. Там уже находилось довольно большое количество допризывников, а за столом сидел, (как мы потом шутили) «целый майор». Тот самый майор и продиктовал нам текст заявления с просьбой принять нас на обучение в … ташкентскую морскую школу.

А мы даже и не знали, что такая вообще есть. Тут-то я и вспомнил тот самый флаг неподалеку от метро Чиланзар. Тогда же и понял, что означала улыбка военкома. Также было понятно, что эта новость означает приказ, а он, как известно, не обсуждается.

Зачем в нашем сухопутном городе морская школа, спросите Вы? Действительно, чудно. Но у начальства, тем более, военного, разъяснений спрашивать не принято. А потому, по моему, в 1972-м году и создали нашу школу, а впоследствии даже построили для нее достаточно большое здание.

Да и действительно было нужно это учебное заведение. Чтобы после призыва не учить новобранцев по полгода в «учебке», а сразу направить на боевые корабли людей, которые уже хоть немного знакомы с азами службы на флоте.

Именно так я очутился в строю курсантов морской школы. Командовал ею капитан второго ранга Шеин, по – моему, Анатолий Борисович. 5 июня 1987 года в присутствии генерал-лейтенанта Хаджибаева Ахмеджана Мухамедовича нам всем были вручены памятные дипломы курсантов нового для нас учебного заведения.  До сих пор я храню его, как память об ушедших днях моей юности.

И в тот же день началась учеба. Я попал во взвод старшины второй статьи запаса Владимира Бахтынова. Он сам недавно вернулся со срочной службы, а потому прекрасно знал свою воинскую специальность и старался передать свой опыт нам, салажатам. Именно так на флотах называют вновь прибывших на службу.

Школа была оборудована достаточно хорошо. Были кабинеты морской практики, артиллерийского дела, навигации и другие. Во внутреннем дворе здания школы были оборудованы так называемые артиллерийские полигоны, где были установлены хоть и устаревшие, списанные с кораблей, но все – же натуральные малокалиберные зенитные орудия.

Вот отсюда и связь последних двух историй с моим спортивным увлечением. Там винтовка – здесь пушка. Тоже оружие, хоть и не стреляет.

На них мы проходили тренировки по разборке – сборке, заряжанию, разряжанию и чистке стволов. Естественно, эти пушки не могли стрелять, с них были сняты необходимые для этого приспособления, но все – же они были настоящими.

Специальность, к которой нас готовили, называлась мудрено – комендор МЗА – малокалиберной зенитной артиллерии. А по простому – «мухобои».  Дело в том, что на реальных стрельбах, там, на кораблях, в воздух частенько выпускалась обыкновенная осветительная ракета, которую зенитчики корабля должны были сбить. Это тоже самое, что попасть из автомата в летящую муху. И ведь  попадали!

Учебный день начинался сразу после подъема флага, то есть в 8 часов утра. Учили нас крепко. Знали, что служба – не сахар, особенно на флоте.

И в наряды ставили – дневальными и рассыльными. И палубу (полы) мы драили  с помощью «русалок» - это такая швабра, на которой вместо тряпки специально закрепленный пучок «концов» - веревок. Ох, и тяжелая штука, скажу я вам!

И узлы морские учили нас вязать, как будущих боцманов. И честь отдавать, как адмиралу. И даже форму выдали, правда, предупредили сразу – это «рабочая», в ней ходят только на корабле. В парадной форме (черные брюки, фланелевая рубаха, ремень, бескозырка) могли быть только курсанты, находившиеся в наряде.

А потом, в начале осени – выпускные экзамены. Приехала комиссия и началось…

Вопросы были такие, что холодным потом обливались. «Гоняли» нас по самым разным военно-морским дисциплинам.  Мы вязали самые разные узлы, называли части орудий и разбирали, а потом собирали на скорость. Устройство корабля, (чтобы камбуз от клотика отличали) основы сигнального дела, борьба за живучесть. В общем, «праздник» удался!

В подобных школах не выдавались дипломы об окончании. Но лучшим из выпускников, сдавшим экзамены на «отлично», предоставлялось, как награда,  право выбора места службы. Вот и не верь рассказам, что в те времена заранее именно военные определяли, куда новобранца направить служить.

Выпала подобная честь и мне, хотя признаюсь честно – я не стремился стать отличником обучения. Просто так получилось на экзаменах. Почему не воспользоваться?

Потому и выбрал, в силу своих «исторических» увлечений, самый древний флот – Балтийский. И не жалею!

К слову сказать, бывали случаи, когда выпускники нашей школы попадали служить на борт корабля, носившего имя нашей столицы – большой противолодочный корабль «Ташкент». Вот оно как – из Ташкента – на «Ташкент»! Базировался он на Владивосток, входя в бригаду противолодочных кораблей.

К сожалению, этот славный БПК, прошедший не одну тысячу миль,  ныне списан, и, как говорят на флоте, «отправлен на иголки» - разрезан на металл. Он не прослужил даже двадцати лет…

Получив, наверное, все-таки заслуженно, краткосрочный отпуск с выездом на Родину, решил посетить школу, в том числе и военно-морскую.

Встретили меня согласно требованиям Устава и проводили к начальнику школы. К тому времени Анатолий Борисович, как мне сказал дневальный, сменил погоны, и я увидел его в звании капитана первого ранга. Было  заметно, что моему бывшему командиру приятен приход его бывшего курсанта.

Но, прошло время. И в начале 1990-х годов морская школа была расформирована. Мне кто-то говорил, что на ее базе организовали чуть ли не воинскую часть, которую затем куда-то перевели. Не знаю, все могло быть.

Знаю, что в середине 90-х здание нашей морской школы достаточно долго было заброшенным. Там даже случился пожар, правда, как говорят, большого ущерба не нанесший.

Ну, а затем, в связи с созданием нового учебного заведения – Сингапурского университета, здание бывшего военно-морского учебного заведения было передано новому ВУЗу. А, стало быть, судьба у него такая – дарить знания молодежи. Только уже мирные…

Сегодня его не узнать. Оно переоборудовано на современный лад, облагорожена прилегающая территория. Но там также продолжают расти деревья, за которыми ухаживали парни нашего призыва. И, когда я попадаю в тот район города, я все равно вспоминаю облик нашей морской школы, давшей многим из нас путевку на флот. Вспоминаю и нашего командира. Спасибо Вам, каперанг!

P.S.Месторасположение Сингапурского университета можно легко найти в электронном справочнике "Мой Город.Ташкент"

Версия для печати
Ссылка на статью »»

Теги материала: Районы Ташкента

Еще по теме:

Просмотров: 1910

Новые налоговые зоны в Ташкенте »
Друзья проекта »
Рейтинг@Mail.ru

Условия использования материалов: в сетевых изданиях – обязательная прямая гиперссылка на mg.uz;

в остальных СМИ – ссылка на mg.uz как на источник информации.

© ООО «Norma», 2018. Все права защищены.