Культовый центр Хаст-Имам

15.07.2011

Всё помнит Хаст-Имам


Международная исламская организация по вопросам образования, науки и культуры (ISESCO), являющаяся одной из структур Организации Исламская конференция (Organization of the Islamic Conference), объявила Ташкент столицей мира исламской культуры в 2007 году. Этого высокого и почетного звания Ташкент удостоен за выдающиеся заслуги Узбекистана перед исламской культурой и наукой, сохранение памятников и дальнейшее обогащение исламского наследия.
 
Есть в старом Ташкенте такие места, которые как бы концентрируют в себе многовековую память, год за годом вбирая все происходящие здесь события. Именно таков уголок на Сибзаре, который издавна называют Хаст-Имам.
 
Площадь Хаст-Имам – религиозный центр Ташкента. Здесь расположены медресе Барак-хана (XVI в.), мечеть Тилля Шейх, мавзолей святого Абу Бакра Каффаля Шаши и Исламский институт имени имама ал-Бухари.
 
В названии «Хаст-Имам» нет собственного имени. Но ташкентцы искренне считают, что каждый должен знать: хаст или хазрет имам (святой предстоящий) – это наш выдающийся земляк Абу Бакр Мухаммад ибн Али Исмаил Каффаль аш-Шаши…
 


В 903 году в городе Мадина аш-Шаш, который мы сегодня называем Ташкентом, в семье искусного мастера-каффаля, то есть ремесленника, делавшего замысловатые дверные замки, родился мальчик, нареченный в честь Абу Бакра – сподвижника Пророка и первого халифа.
 
Пройдет много лет и имя мальчика по обычаям того времени обрастет длинной чередой почетных прозвищ и эпитетов. Но он останется в памяти людей прежде всего как «ташкентец» (аш-Шаши), навсегда вписав Ташкент в контекст мировой культуры. Один из средневековых биографов Абу Бакра Ташкентского в XII веке напишет о нем: «В то время в Мавераннахре равных ему ученых не было».
 
Свой долгий путь в науку Абу Бакр Каффаль начал в местных медресе. Но очень скоро захотел совершен-ствовать свои знания в столице халифата – блистательном Багдаде. В те далекие времена ученые-улемы родом из Центральной Азии были известны и уважаемы в халифате, их избирали много раз даже главными мударрисами (ректорами) знаменитой Багдадской академии. Конечно, ученые-туркестанцы вдали от родины покровительствовали своим землякам. Благодаря этому талантливый юноша из Ташкента быстро поднялся по ступеням арабской классической науки (фикха) и получил признание ученого мира. Сам великий историк ат-Табари взял его в число своих учеников. А после удачного стихотворного ответа византийскому императору, который Абу Бакр сочинил по приказу халифа, к имени ташкентского богослова стали прибавлять арабское слово «ал-кабир» (великий).
 
До наших дней сохранилась только часть написанных им произведений. Его научные труды касаются в основном философии и правоведения по учению аш-шафия. Но Абу Бакр был прежде всего поэтом и даже один из своих ученых трактатов назвал поэтически – «Красота диалектики». Стихи же его и сегодня поражают нас свежестью восприятия окружающего мира.
 
В преклонном возрасте Абу Бакр Каффаль Ташкентский вернулся на родину. В это время тюрки-караханиды начали свои походы на Мавераннахр. Тюрки еще не приняли ислам – и первым из законоучителей новой могущественной династии стал ташкентский мудрец.
 
Ученый и поэт умер в 976 году, он был погребен в пригородном саду Боги-Кейкаус, у стены средневекового Ташкента. Так в городе появился мавзолей (мазар) первого ташкентского святого (Хаст-Имам).
 


Годы, войны и землетрясения многократно разрушали мазар над его могилой, но горожане вновь и вновь отстраивали здание. Тот мавзолей, что мы видим сегодня, был создан в 1541 году. Тогда Ташкентом владела особая самостоятельная ветвь могущественной династии шейбанидов. Султаны настойчиво украшали свою столицу и в особенности почитаемый всеми мазар. Это действительно ценный памятник средневекового зодчества. Много любопытного сохранила об этом здании и народная молва. Так, старые двери мавзолея были сильно обгоревшими, причем на правой створке их лезвиями сабель срезана калима – священный символ веры из 34-й суры Корана. В народе говорят, что такое святотатство могли совершить только язычники. Откуда же в Ташкенте язычники? Мало кто помнит, но язычники действительно нападали на старый Ташкент. Это были буддисты-калмыки, штурмовавшие город в 1723 году. Здесь, в саду Кейкауса, внутри мазара Абу Бакра, где заперся передовой отряд защитников Ташкента, происходили драматические события многодневной осады.
 
Пригородный сад Кейкауса с мазаром Абу Бакра Каффаля очень любили шейбанидские султаны Ташкента. Здесь в XVI веке все летние месяцы стояли в торжественном порядке белые шатры правителей. У журчащей воды канала Калькауз (т. е. Кейкаус) под тенистыми кронами деревьев сада кипела дворцовая жизнь. На многолюдных маджлисах, подобно тому, как это было в знаменитом Герате при Хусайне Байкаре и Алишере Навои, состязались в красноречии поэты и острословы.
 
Послушай описание Ташкента,
Страны, чья удивительная прелесть
Должна быть всем известна знатокам!

 
Это читает свою «Оду Ташкенту» кази-аскер (военный судья) Ташкентского султаната Зайнуддин Васифи. Ученик великого Навои, он бежал из Герата от ужасов войны и был приглашен в Ташкент для воспитания царевичей. Все восходившие на ташкентский престол один за другим владыки были его прилежными учениками. Чтобы отблагодарить учителя, один из его воспитанников – ташкентский султан Науруз Ахмад, более известный под именем Барак-хан, – приказал отстроить в саду Кейкауса, около мавзолея первого ташкентского святого, специальное медресе для Зайнуддина Васифи. Барак-хан хотел, чтобы, став ректором этого привилегированного учебного заведения, поэт мог полностью отдаться ученым занятиям. А Васифи уже много лет писал главную книгу своей жизни – «Чудеса происшествий». Получилось у него настоящее чудо мемуарной литературы эпохи шейбанидов и  темуридов. Труд Васифи приобрел в дальнейшем самое широкое признание на всем Востоке. И сегодня он читается с огромным интересом.
 


А медресе Барак-хана горожане назвали Кук Гумбаз (Голубой купол), так как большой и красивый купол действительно очень выделял это медресе на фоне других строений. На барабане купола великолепным почерком сульс были выложены майоликой стихи Зайнуддина Васифи о Ташкенте…
 
Почерк сульс – один из семи знаменитых древних стилей арабского письма. Основное назначение сульса – заглавия книг и всевозможные обрамления.
 
Под голубым куполом успокоились грозные шейбанидские султаны. Шли века, медресе ветшало от времени и людского небрежения. Во время страшного землетрясения 1868 года упал купол Кук Гумбаз, и его долго не восстанавливали. Однако постепенно старому зданию с «таърихом» (то есть зашифрованной датой) на фасаде умелые реставраторы вернули былой вид. В числе мастеров был сам  усто Ширин Мурадов, народный академик, великий ганчкор (резчик по ганчу – особому виду штукатурки) и наккош (художник-орнаменталист). А со времени Второй мировой войны медресе стало резиденцией духовной главы всех мусульман Центральной Азии – имама Баба-хана.
 
Вместе с организацией мусульманского центра верующие добились у властей разрешения создать высшее исламское учебное заведение на Хаст-Имаме. Его назвали институтом имени имама ал-Бухари, в честь самого почитаемого хадисоведа Востока. Институт разместился в историческом здании мечети Намазгох – памятнике старинной архитектуры конца XVIII – начала XIX веков. Институту удалось сделать очень многое для сохранения традиционных духовных ценностей.
 
Как и любой духовный центр, Хаст-Имам имеет богатую библиотеку. Со всех концов земли стекаются сюда драгоценные манускрипты. Число их сегодня достигает солидного количества – 30000. Они размещены в большом хранилище с читальным залом, устроенном в старинном здании мечети Тилля Шейх.
 
Подлинная жемчужина библиотеки Хаст-Имама появилась совсем недавно – когда государство в 1990 году передало сюда из Музея истории знаменитый Коран халифа Османа.
 
Только при третьем преемнике пророка Мухаммада – халифе Османе были официально записаны речи основателя мусульманской религии. Главная копия канонического текста, переписанная Зейдом ибн Сабитом, секретарем Пророка, хранилась у самого халифа Османа, когда мятежники в 656 году убили халифа прямо во время чтения священной рукописи. Кровь сподвижника Мухаммада пролилась на драгоценные пергаментные листы, покрытые крупными куфическими письменами.
 
Куфи – древнейший вид арабского письма.
 


С тех пор прошло много столетий. Хранившийся в сокровищнице халифов Коран начал свое долгое путешествие по миру. Каких только историй не рассказывают об этом! Одни утверждают, что святой Абу Бакр Каффаль получил манускрипт в награду за едкие стихи, написанные в дипломатическом послании враждебным византийцам, другие – что некий ташкентский табиб, ученик  прославленного шейха-накшбандия Ходжи Ахрара взял Коран в уплату за лечение османского султана и привез его в подарок своему наставнику. Коран халифа Османа побывал в Египте у мамлюков, на Волге – в золото-ордынской столице Сарай ал-Джедид. Судьбой книги занимался сам Амир Темур, много столетий уникальная рукопись хранилась в Самарканде. Большой интерес к ней проявляли ученые Санкт-Петербурга и даже главные большевистские вожди. Теперь рукопись с сертификатом подлин-ности ЮНЕСКО можно увидеть в центре реконструированного помещения старинной хонако Муи Муборак (XVI в.).
 
В библиотеке Хаст-Имам собрана целая коллекция Коранов всех времен, которые, к слову сказать, списаны с Корана Османа. Ибо ташкентский манускрипт и есть первоисточник, подлинник священной книги мусульман…
 
Все помнит Хаст-Имам! Пусть смертны здания, пусть уходят в прошлое люди и события. Вечна только мудрость, которую несет в XXI век этот возрожденный уголок древнего Ташкента.
 
Борис ГОЛЕНДЕР

Версия для печати
Ссылка на статью »»

Теги материала: Достопримечательности Ташкента, История Ташкента

Еще по теме:

Просмотров: 9724

Новые налоговые зоны в Ташкенте »
Друзья проекта »
Рейтинг@Mail.ru

Условия использования материалов: в сетевых изданиях – обязательная прямая гиперссылка на mg.uz;

в остальных СМИ – ссылка на mg.uz как на источник информации.

© ООО «Norma», 2018. Все права защищены.