Он оставил нам…вино (Часть 2)

22.11.2021

С его именем связано много легенд, сказок, неприкрытой лжи, и так называемого «авторского вымысла» - для привлечения внимания к написавшему. Оказывается, Дмитрию Львовичу привелось «быть денщиком» у графа Тургенева (не путать с И.С. Тургеневым), а тот, добрая душа, вот прямо – таки знал, когда уйдет из жизни, и оставил денщику некую сумму, с обязательным условием заняться виноделием. Или другая версия – Дмитрий Львович якобы занял деньги у богатого откупщика А.Ф. Поклевского-Козелл, и открыл свое дело – то самое, со спиртом, в 1-й части я говорил об этом. И эта версия никак не подтверждается исследователями.

Зато  есть свидетель человечности Дмитрия Львовича, свидетель его чувства дружбы и взаимовыручки – Н.А. Варенцов – купец, проехавший по торговым делам по многим городам Туркестанского края, многое повидавший, познакомившийся со многими людьми, в том числе и с Дмитрием Львовичем Филатовым.

Был он свидетелем неприятного, но интересного случая, находясь в гостях в доме известного купца Дмитрия Ивановича Захо. Тот организовал карточную игру среди гостей, приняв в ней живейшее участие, «но… не рассчитал своих сил» (товарищ Саахов, к/ф «Кавказская пленница»). Игра зашла столь далеко, что хозяин дома уже проиграл почти все, что имел, когда его племянницы послали гонца за помощью именно  к Филатову. Тот не замедлил приехать, сумел вывести из игры уже растерянного, не знающего, что ему делать, Захо, вступив в игру вместо него. Не скажу, что Дмитрий Львович был записным шулером – просто он был более осмотрительным  и внимательным игроком в карточные игры, чем его давний друг. Он сумел отыграть все, что проиграл Дмитрий Иванович, не присвоив себе ни копейки, и попросил давнего друга только об одной награде – больше никогда не садиться за карточный стол. Скорее всего, Дмитрию Ивановичу урок пошел в прок, по крайней мере, до «известных» событий 1917-го – 1919-го года, примерно тогда семья Захо покинула Туркестан, он о картах не заикался.

А мы продолжим… 

1886-й год, сентябрь. В Ташкенте проходит одна из первых сельскохозяйственных  выставок, в которой принимают участие и уже известные люди – например, Иванов Н.И, Лахтин С.И., так и люди попроще, но тоже со своими павильонами. Туда же и Дмитрий Филатов, уже успевший поучаствовать четырьмя годами ранее в Московской промышленной выставке, где его вина были премированы почетным отзывом. Так что «лиха беда – начало!»

В описании выставки, принадлежащему Н.А.Маеву, говорится, что павильон - беседка Д.Л. Филатова буквально красовался своей легкостью, ажурностью и аккуратностью исполнения, привлекая к себе достаточно больше внимание.

К сожалению, в павильоне отсутствовал сам виноград из Самарканда – в те поры доставить его в Ташкент нетронутым возможности не было. Зато были представлены вина самых разных сортов – именно они демонстрировали ту самую разницу между продукцией ташкентцев и самаркандцев.

На небольшом заводе, устроенном Дмитрием Львовичем в те годы уже работали винодел, виноградарь, и от 12-ти до 20-ти человек постоянных рабочих, не считая поденщиков (все-таки посчитали – до двух тысяч человек в год). Вообще же затраты купца на виноделие достигали 15-ти тысяч рублей в год. К тому времени завод выпускал уже  9 000 ведер красного и белого вина, на сумму около 60 000 рублей ежегодно. И это не считая очень хорошего винного уксуса, тоже отмеченного участниками и посетителями этой выставки.

На выставке были экспонированы такие вина, как (далее слово Н.А.Маеву): «белые вина – султани - 40 к, пули – сафид 70 к, сарчак - 50 к, моска - 50 к, ханское  - 70 к, васарга - 50 к, сиаб – чашма  -70 к, полусладкое - 70 к; красные вина – чарас, два сорта  - 40 к, столовое №1-  40 к, столовое № 2 - 35 к, сладкое ханское - 70 к, подогретое - 50 к». Честно признаюсь – знать не знаю, ведать не ведаю, что означает литера «К». Скорее всего – это «копейка». Но ведро вина не могло стоить столь мало. Скорее всего, это цена за поллитра – литр, да и то – выставочная, чтобы посетители могли купить бутылку вина, и унести домой, так сказать, для домашней дегустации. 

Вместе с винной продукцией, которую мог продегустировать каждый желающий, выставлялась и табачная продукция – новый опыт Дмитрия Львовича, а также красовалась интереснейшая книга – «Описание сортов самаркандского винограда». Ее авторство принадлежало главному садовнику и виноделу самаркандского винзавода – Пороховскому, и, по слухам, Дмитрий Львович собирался издать сей грандиозный труд. Правда, мне не удалось найти сведения о ее  выпуске в печать. Но зато сам автор этой книги впоследствии попытался лично стать владельцем еще одного предприятия, но сведений об этой фирме у меня пока нет, увы…

К чести удалого купца необходимо сказать, что он не чурался черновой работы, лично следил за производственным процессом, и постоянно пополнял собственный багаж знаний. К тому же,  зная, что без хороших специалистов дело может пойти не так, переманивал, было дело, хороших специалистов с заводов Кавказа, Крыма, и далекой Бессарабии.

Он часто выезжал в европейские страны, издавна славившиеся виноделием, с целью познакомиться с постановкой виноделия, например, во Франции, славившейся многовековым опытом производства различных вин. Дмитрий Львович постоянно уделял внимание и самому производству, а потому его завод был оснащен самым лучшим по тем временам оборудованием, а персонал – был обучен самым современным технологиям.

Интересный факт – прожив в Самарканде более десятка лет, он все еще оставался иногородним купцом, что  в то время лишало его огромного количества льгот и привилегий, и это пренеприятнейшее положение было исправлено лишь в марте 1881-го года, когда, наконец-то, Дмитрия Львовича зачислили в ряды самаркандского купечества. 

Дела оборотистого купца шли превосходно – вина производились и продавались, плантации расширялись, но всему приходит конец… 

Готовя эту статью, я перерыл кучу источников, и практически в каждом из них идет информация о том, что «в 1917-м купец спрятал коллекцию вина, и уехал в Париж, в одном из источников даже – после Франции - в Австралию».

Но вот незадача – электронная версия журнала «Восток свыше» цитирует ташкентские  газеты «Туркестанские ведомости» и «Туркестанский курьер»: «Волею Божиею тихо скончался 3 октября  в г. Самарканде коммерции советник Дмитрий Львович Филатов, о чем дети и родственники с глубокой скорбью извещают родных и знакомых. Погребение будет в городе Самарканде 5-го октября». Сие скорбное сообщение датировано 1914-м годом.

Все имущество ушедшего в мир иной Дмитрия Львовича, насколько мне известно,  унаследовал его сын, и, видимо, именно он действительно спрятал какую-то часть коллекции вин, собранной его отцом, в одном из винных погребов, вход   в который был замурован.

Этот подвал был найден по прошествии более чем пятидесяти лет, и при его обследовании было обнаружено довольно большое количество старинных бутылок с различными винами. Современные виноделы рискнули попробовать некоторые из них. Выяснилось, что сухие вина за прошедшие полвека с лишним превратились   в уксус, но зато красные… Они сохранились превосходно, и обладали особыми ароматами. Сегодня, в наше время, винный завод, на котором впервые в наших краях был произведен коньяк, продолжает свою работу. Правда, носит он имя не своего основателя, а другого известного винодела -  профессора М.А. Ховренко, возглавившего предприятие много позже, но сути дела этот факт не меняет.

При заводе, прямо в доме Дмитрия Львовича, существует музей виноделия, где экспонируются не только старинные вещи и награды завода прошедших времен,  но и, естественно,     можно увидеть и старые бутылки, выпущенные еще при жизни именитого производителя шикарных вин. Обход экспозиции начинается с портрета Дмитрия Львовича Филатова, с краткого рассказа о его жизни.

А в конце экскурсии предлагается продегустировать современные вина, такие, как  «Гулякандоз», которое изготавливают  из винограда кишмишных сортов – единственное в мире, а также -  «Алеатико» - оно имеет очень тонкий аромат роз,  «Каберне ликёрное», «Ширин» и  «Узбекистон». 

Экскурсантам предлагают лёгкие ликёрные вина, такие, как «Согдиана» и «Жемчужина Самарканда», отличный  коньяк «Зарафшан»,  и изготовленный на основе нескольких десятков лекарственных трав - бальзам «Самаркандский». За отдельную плату можно попробовать и те самые, филатовские вина, производству которых Дмитрий Львович посвятил всю свою жизнь.

P.S. Любителей крепких, да и слабых алкогольных напитков тоже Минздрав уже…предупредил...

Слава Задорожный

Версия для печати
Ссылка на статью »»

Теги материала: История Ташкента

Еще по теме:

Просмотров: 58

Вы можете оставить комментарий:

Гость_     Антибот:    
Новые налоговые зоны в Ташкенте »
Друзья проекта »
Рейтинг@Mail.ru

Условия использования материалов: в сетевых изданиях – обязательная прямая гиперссылка на mg.uz;

в остальных СМИ – ссылка на mg.uz как на источник информации.

© ООО «Norma», 2018. Все права защищены.