Он оставил нам… вино (Часть 1)

18.11.2021

В этот раз мы будем говорить о двух городах. О двух – потому, что наш нынешний герой оставил свой след как в бывшей столице Мавераннахра и Узбекистана, так и в нынешней – в Ташкенте. Да-да, я не оговорился – сегодняшние преподаватели истории частенько забывают сообщить ученикам, что Самарканд был столицей как Мавераннахра, так и Узбекистана, а Ташкент стал столицей Республики только в 1930-м году.

Сия история началась сравнительно  недавно – всего лишь во второй половине позапрошлого века. Она продолжается  и сегодня, в том самом, древнем Самарканде, но расходится далеко за пределы нашей страны. А еще лет этак сорок семь  назад отголосок ее находился прямо в центре нашей столицы – на том самом месте, где ныне находится дворец форумов. 

Ташкентцы, кому слегка за… помнят, что здесь, еще при  строительстве знаменитой «Узбечки» находился симпатичный одноэтажный дом, в котором располагалось почтовое отделение № 47. А это значит, что герою нашего рассказа не нужно было нанимать извозчика, чтобы пройти  к одному из своих выставочных павильонов во время проведения сих интереснейших мероприятий.

О ком это он, спросит просвещенный читатель, неужто об Иванове, он тоже участвовал на выставках? Да нет, все сложнее - наш сегодняшний разговор об основателе виноделия в Самарканде – Дмитрии Львовиче Филатове.

Вообще, история  виноделия  насчитывает не одну тысячу лет. Вино умели изготавливать ранее, чем вообще появился на свет первый потрясатель Вселенной (Ойкумены) – Александр Македонский (Искандер Зулькарнейн). Этот факт подтверждается многочисленными находками цельных винных кувшинов, и их обломков не только  на территориях Европы, но и в Малой Азии, в Греции, Северной Африке, и, естественно, на территориях стран Средней Азии. Просто с приходом в наши края новой религии – Ислама, виноделие оказалось под запретом.  Правду сказать, всегда находились желающие подзаработать, и они производили свою продукцию тайком, несмотря на то, что за самогоноварение следовало достаточно жестокое наказание.  Так что не все было так просто в ханствах среднеазиатских. 

1865-й год. В Чимкент приезжает никому не известный акмолинский купец Филатов (Акмола – Целиноград – современная столица Казахстана - Астана), привезший некоторый запас спирта. Да-да, именно на этом жидком продукте решил делать деньги молодой, но уже ушлый купец. Являясь фактически монополистом в то время, он устанавливал достаточно высокие цены на свою продукцию – один рубль двадцать копеек стоила бутылка не особо качественной водки. Достаточно быстро накопив финансовые средства, Дмитрий Львович начинает заниматься и виноградарством – ведь эта солнечная ягода – изначальный продукт в виноделии. Именно тогда и начинается история уже Филатовского виноделия -  к тому времени, к 1868-му году, он переезжает в Самарканд, так как уже был наслышан о    превосходном качестве местного винограда, который жители Зарафшанской долины либо использовали «сырым» - (свежим в пищу употребляли), либо сушили, используя как добавку к плову, или обычную как  сладость.   

Процент сахара - до 35% в винограде (это очень много), позволил новоявленному виноделу буквально сразу приступить к выделке конечной продукции, которая вызвала небывалый интерес у покупателей – традиции  местного виноделия были практически утеряны. Им была устроена небольшая винокуренная, пока еще, мастерская, в которой и началось производство достаточно высококачественного продукта. 

Чтобы не зависеть от различных поставщиков, Дмитрий Львович вскоре обзаводится собственными плантациями солнечной ягоды, скупив земельные участки в пригородных селах Сочак, Курганча и Балхион. Одновременно он понял, что только на местном винограде «далеко не уедешь», и, несмотря на большие затраты и немалые трудности, начал разыскивать и привозить, некоторые сорта – самолично, – крымские и кавказские, венгерские и итальянские, и даже… американские виноградные лозы.

По его отдельному запросу из Европы были привезены саженцы самых известных к тому времени европейских сортов винограда, таких, как саперави и рислинг,  пти-вердо, каберне-савиньон,  и венгерский мускат. К удивлению даже самого молодого винодела, саженцы принялись, и через пару – тройку лет уже начали плодоносить. Кроме того, предприниматель вел и селекционную работу – при его непосредственном участии был выведен новый сорт винограда. Он получил своеобразное название – «биишты», что в переводе означает – «райский», и его также стали использовать при производстве различных сортов вина.

Рядом же со своими плантациями он распорядился устроить питомник, где проходила акклиматизацию виноградная лоза разных сортов. Впоследствии огромное количество саженцев, выращенных на самаркандской земле, разошлось не только по ближайшим областям Туркестана, но и уехало в ту самую Европу,  откуда были доставлены их предшественники, в винодельческие районы.

Пока суд да дело, (пока вырастали саженцы и начали плодоносить) Дмитрий Львович занялся, наряду с уже известным купцом Дмитрием Захо, поставкой канцелярских товаров и, в дополнение к ним, открыл в Самарканде книжный магазин.

Также можно рассказать об удачливом купце то, что он был одним из пионеров хлопководческого дела на нашей земле. Ему было интересно многое, в том числе и хлопчатник, и, как только Дмитрий Львович убедился, что местные сорта хлопка малопродуктивны и низкосортны, то сразу же заказал доставку из Северо-Американских Соединенных Штатов отличного по тем временам сорта «Упланд». Этот сорт хлопка  удачно прижился  в нашем жарком климате, и хлопководческие хозяйства начали собирать приличные в те  времена урожаи. Но основной страстью «упертого» (в хорошем смысле) купца оставалось виноделие, которому он посвятил всю свою жизнь. Ему удалось достаточно быстро поднять новое для Самарканда производство на высокий уровень, чему свидетельством следующие данные: 1881-й год – тысячу двести ведер вина, 1900-й – свыше семидесяти тысяч  ведер различных вин, настоек и коньяков. Именно такой мерой – ведрами, измерялось количество произведенного вина, да и пива тоже, в те давние времена. 

К началу двадцатого века купцу удалось создать огромный по тем временам завод, на котором выделывались лучшие вина и коньяки Туркестанского края, получавшие награды не только на Туркестанских торгово-промышленных выставках, но и далеко за пределами нашего края. Цитируем «Туркестанские ведомости»: «Д.Л. Филатов, самый крупный винодел нашего края, получил на бывшей недавно Всемирной выставки в Антверпене две награды: золотую медаль - за отличное качество его вин,  и серебряную медаль - за коньячный спирт. Ни кавказские виноделы, ни бессарабские, ни крымские не получили такой значительной награды. Отметим здесь также еще две из последних полученных господином Филатовым наград, а именно: диплом на серебряную медаль 1-го класса, присужденную на 1-ой Международной выставке алкоголя  и продуктов брожения, бывшей в Париже в 1892-м году, – за отличное качество белых и красных вин; высшую награду, почетный диплом на большую золотую медаль на Парижской международной выставке 1893 года «Прогресс» – за высокое качество вин и спирта». Заметка датирована 1904-м годом...

Всего только на крупнейших международных выставках Дмитрий Львович, точнее, продукция его завода, получил тринадцать золотых и восемь серебряных медалей - очень «крутое» количество наград в конце позапрошлого – начале прошлого века.

Не был чужд Дмитрий Львович и благотворительности, особенно, когда дело касалось людей. Так случилось, что на территориях среднеазиатских ханств некогда было развито рабство. Но пришли те времена, когда рабов необходимо было просто… отпустить.

Отпустить - то их отпустили, в том числе и персов (иранцев в будущем), но людей надо было снабдить чем-то мало-мальски необходимым, а где взять деньги? Тут-то и проявил себя наш герой. Он передал чиновнику, отвечавшему за доставку персов (лично или через посланца – выяснить не удалось) пятьсот рублей – «увесистая» в позапрошлом веке сумма – на нужды возвращаемых на Родину людей.

Самое примечательное в том, что туркестанские чиновники сделали все от них зависящее, чтобы добиться награды удалому купцу. Так и получил свой первый орден Льва и Солнца 4-й степени от персидского шаха. Но эта награда, хоть и зарубежная, была не последней.

А пока, ввиду факта награждения, и высокого статута награды Дмитрия Львовича принимают в гильдию самаркандских купцов. Удалой купец, видя, какую прибыль приносит ему его бизнес, организовал создание торговых точек, в коих торговали его продукцией, не только в его любимом Самарканде, но и во многих городах Туркестанского края. В этих магазинах можно было приобрести не только винно-водочную продукцию, но и закупиться чаем, папиросами, бакалейными гастрономическими товарами, различными видами мыла, и даже свечами – ассортимент был разнообразен.

На территории же  центрального сквера в Ташкенте – отгрохал сначала один выставочный павильон, а затем, после нелепой смерти купца И. Первушина, купил у его наследников и второй, более известный нашим милым дамам, как павильон «Цветы». 

В 1886-м году в Ташкенте проводилась очередная выставка, на которой, естественно, принимали участие очень многие предприниматели, в том числе и приехавшие издалека. В число наших, местных предпринимателей, выставлявших свою продукцию, естественно, был и Дмитрий Львович, чей «изящный, легкий павильон», по словам Н.А. Маева, описывавшего сие событие,  находился рядом с павильоном Н.И. Иванова.   

   Слава Задорожный

Версия для печати
Ссылка на статью »»

Теги материала: История Ташкента

Еще по теме:

Просмотров: 65

Вы можете оставить комментарий:

Гость_     Антибот:    
Новые налоговые зоны в Ташкенте »
Друзья проекта »
Рейтинг@Mail.ru

Условия использования материалов: в сетевых изданиях – обязательная прямая гиперссылка на mg.uz;

в остальных СМИ – ссылка на mg.uz как на источник информации.

© ООО «Norma», 2018. Все права защищены.