Ташкентские храмы. К 150-летию Среднеазиатской епархии (часть 2)

30.10.2021

Сегодня мы прогуляемся по улице, прямой, прямой, как стрела, ведущей на северо-восток нашего города. Во времена давние она носила название некогда - Лагерный проспект, жителей за город, в район расположения летних лагерей ташкентского гарнизона – была такая традиция – выводить воинские части их города за его пределы на летнее время.

Троице-Сергиевская церковь

Именно на нём  и стояли в пределах фактически прямой видимости два храма, оспаривавшие друг у друга право быть самым красивым и видным храмом города. Даже сегодня, по старым фотографиям, мы вряд ли разрешим этот спор…

На этом месте сейчас несутся машины, под землей пролетают метропоезда -  внуки той самой конки – конного трамвая, первым освоившего этот маршрут. И мало кто знает, что эта, новая часть города, называлась Зачаулинской – находящейся по «ту сторону» тогда еще чистого канала Чаули. Но зато в этой местности уже были жилые «квартала», в домиках которых селились офицеры и чиновники, служащие банков, и даже генералы, недаром по сию пору старожилы упоминают старинный топоним – «дворянское гнездо».

Здесь и решили возвести новый православный храм, проект которой был утвержден 5-го июня 1893-го года, а первый  закладной камень был установлен уже  22-го июля. Всего на  строительство  нового храма было потрачено более девяноста тысяч рублей  – очень солидная сумма по тем временам, шестьдесят три тысячи из которых были выделены казной. 

Для «устройства» стен был заключен договор с ташкентской строительной фирмой, которая принадлежала семье известного купца Сейид Азимбая Мухаммадбаева, точнее, его сыновьям - Сейиду Кариму и Сейиду Гани. (Кстати сказать, потомки славного караван-баши по сию пору проживают в нашем почтенном городе). На выбор заказчика, а это целая комиссия,  повлияли исключительная честность, благородство и порядочность всех представителей  купеческой фамилии.  Потому им и было отдано предпочтение. А как умеют работать каменщики фирмы – это было хорошо известно далеко за пределами Ташкента. Скорее всего, именно  поэтому при приемке работ не было высказано никаких замечаний в отношении качества возведения корпуса церкви.

Авторами проекта стали академик И. И. Шапошников (тесть Николая Рериха) и немногим менее известный архитектор Н. Латышев. Работы по внутренней лепной отделке были осуществлены по рисункам  полковник-инженер Л. Киселева. Общее руководство оставалось за тогда еще полковником  А.А. Бурмейстером.

Строительство храма  было завершено через три года, в течении которых строительство велось в так  называемом «псевдорусском» стиле. Сооружение стояло на возвышенности и напоминало, по словам Г.Н. Чаброва в «Путеводителе по Ташкенту», что «силуэт церкви напоминал фигуру священника в ризе, в молитвенной позе, с воздетыми вверх руками». Может быть, этот так, но в одном из документов упоминался «вид креста».

Не всем нравился ее внешний вид. Кто-то считал ее формы даже в чем-то грубыми. Но даже В.А. Нильсен отмечал «выразительный силуэт и важное градостроительное значение» этого примечательного сооружения. 

Не оштукатуренные стены были возведены из жженого туркестанского кирпича, уложенного на известковом растворе (видимо, поэтому было достаточно сложно сносить храмы даже методом подрыва). 

Вмещал храм всего-то шестьсот человек, хотя, смотря на него снаружи, можно было предположить, что поместится в его главном зале как минимум вдвое больше.

Внутреннее убранство храма поражало своим изяществом и великолепием - украшения из ганча, обилие света из окон, штучный наборный пол из тутовника и ореха. Церковный же иконостас был специально привезен прямо из Троице-Сергиевской лавры. 

В отличие от двух первых  храмов (см. часть 1) колокольня этой церкви составляла одно целое с самой церковью, и парадный вход в храм был именно в ней.

Церковь имела десять колоколов – от самого большого, весом в триста десять пудов  (один пуд – шестнадцать кг.) до самого маленького, весом всего  в двадцать три фунта (один фунт – четыреста грамм).

Чин освящения храма во имя преподобного Сергия произвел 24-го апреля (9 мая по новому стилю) 1897-го года епископ Туркестанский преосвященный отец Никон. Торжественный крестный ход шел от Спасо-Преображенского военного собора с мощами преподобного Сергия  и списка  (копией) иконы святого.

Когда впоследствии в городе был запущен трамвай, то его маршрут, проходя по улице, огибал церковь с правой стороны здания, а конечная остановка находилась позади храма.                                                       

Еще одним примечательным фактом в отношении церкви является  служба в ней  известного  в Туркестане хирурга и епископа Луки (в миру Валентин Феликсович Ясенецкий-Войно). Он  снимал неподалеку две комнаты в доме  на Учительской (современная Кары Ниязова). Кстати сказать, в настоящее время ведутся работы по созданию памятника святому епископу Луке, он будет установлен на территории Свято-Успенского кафедрального Собора.                                                         

К сожалению, исторические события начала прошлого века сильно укоротили жизнь прекрасного сооружения. Сначала церковь закрыли. Затем в здании со сбитыми крестами заработал клуб Металлистов. А уже в 1932-м году Троице - Сергиевская церковь была взорвана…

Неподалеку от нее, на расстоянии прямой видимости, на юго-западной стороне центрального сквера города – 5-го  мая 1896-го года закладывается пятиглавая церковь. Ее возвели всего за год и с небольшим, и освятили  по окончании строительства во имя святого благоверного князя Александра Невского. Чин освящения был совершен 22-го ноября 1897-го года. Примечательно, что входила она в комплекс зданий Ташкентской учительской семинарии – учебного заведения, в котором готовили учителей.

Строилась церковь по проекту свободного художника Алексея Леонтьевича Бенуа. В сооружении столь необходимого  для семинарии здания принимал деятельное участие коммерции советник Николай Иванович Иванов. За собственный счет им были куплены и переданы «на нужды церкви» пятьдесят тысяч штук жженого кирпича, а также церковная утварь, колокола и иконостас – всего  на сумму более шести тысяч  рублей. Замечу, что такие пожертвования в то время мог сделать далеко не каждый богатый человек.

После известных исторических событий и это красивейшее сооружение  было поставлено в разряд «вредных и ненужных». Первым делом сбили кресты, а затем и купола. Через какое-то время снесли и верхние ярусы здания, оставив только первый этаж. В таком виде она простояла до совсем недавнего времени, когда и была разобрана. Ныне на ее месте – один из бизнес-комплексов города.

С этого же места можно было рассмотреть и еще одну церковь, которая находилась ни где-нибудь, а прямо в современном  центре, слева от Алайского базара, рядом с Таджик – махаллей – на месте современного здания, в котором не так давно  находилась швейная фабрика «Юлдуз».

На этом месте был построен  так называемый «исправительный» дом, при котором 22-го декабря 1879-го года и  была освящена церковь во имя Покрова Пресвятой Богородицы.                 

Богослужения там совершались по воскресным и праздничным дням. Здесь же «заблудшие» души могли покаяться в совершенных ими грехах и получить от священника их отпущение.  В 1906-м году церковь была перестроена, и вновь освящена, уже  во имя святых Петра и Павла. Так же, как и многие другие подобные сооружения, она, как церковь, просуществовала до середины 30-х годов  прошлого века…

Кстати, с этой церковью и исправдомом связана трагикомическая история. Дело в том, что  в семидесятые – восьмидесятые года позапрошлого века в Ташкенте шло активное строительство. Требовались хорошие строительные материалы, в частности, кирпич. И саперный поручик, Станислав Казимирович Глинка – Янчевский, не порывая с военной  службой, занялся этим прибыльным делом. Его можно назвать своеобразной «легендой» Ташкента окончания второй половины XIX-го века. Читая его биографию, я не мог понять, как можно было начинать  свои бизнес – дела, зная, что конкурентов особо не наблюдается, и с треском «прогорать».

Первоначально удивление мое вызвало то, что, несмотря на практически трехлетнее «времяпрепровождение» (за какие-то темные делишки) в исправительном доме, читай, тюрьме,  во время учебы в инженерной академии, он «умудрился» получить офицерское звание, но за все свои «художества» был отправлен служить, «всего - то – навсего», в Туркестанский край…

Этот туркестанский кирпич показал себя во всей красе – множество зданий, сооруженных  именно из него,  простояли не один десяток лет в центре города, и на окраинах тоже.  (А некоторые и по сей час радуют наши глаза своими архитектурными формами). Впоследствии «то самое» здание было   известно в Ташкенте как «парашютка» - фабрика по производству парашютного шелка.  Это и был ташкентский  «тюремный замок» – такое прозвище накрепко прилипло к нему сразу по окончании строительства.

Строила его фирма, принадлежавшая ушлому поручику, (а это не поощрялось как во времена давние, так и современные), который уже тогда занялся финансовыми махинациями, что и обнаружила внезапная  ревизия. В результате Янчевский вынужден был уйти  с военной  службы, но отделался весьма легко относительно конечных результатов проверки. А после провала банковской аферы под названием «Банкирский дом С.К. Глинки - Янчевского и К°» его жена, как официальная владелица банка, и была  отправлена на целый год в тот самый тюремный замок, который возводили из кирпича, произведенного на предприятии ее же мужа…

Версия для печати
Ссылка на статью »»

Теги материала: Достопримечательности Ташкента, История Ташкента

Еще по теме:

Просмотров: 87

Вы можете оставить комментарий:

Гость_     Антибот:    
Новые налоговые зоны в Ташкенте »
Друзья проекта »
Рейтинг@Mail.ru

Условия использования материалов: в сетевых изданиях – обязательная прямая гиперссылка на mg.uz;

в остальных СМИ – ссылка на mg.uz как на источник информации.

© ООО «Norma», 2018. Все права защищены.