Первушин и компания

19.10.2021

Не так давно на одном из форумов разгорелась целая дискуссия по поводу народного топонима – «первушка». Один из «собеседников», видимо,  с пеной у рта, несмотря на приводимые факты, отстаивал свое мнение в правильности написания топонима – «перЕушка» (по его мнению). Основание было простым – «так бабушка говорила». Он так и остался при своем мнении, а жаль…                        

Эти имена некогда гремели на весь Туркестанский край. Этим людям принадлежали самые разные предприятия не только Ташкента, но и находившиеся за его пределами. Имя одного из них до сих пор сохранилось в народной карте столицы. Кто они, о чем говорят их имена, чем они заслужили право остаться в памяти наших сограждан?                      

Нашу экскурсию мы начинаем от «красного» моста, в народе называвшегося «первушинским»…

В подписи к фотографии допущена ошибка - вместо "Первушины" - упомянуты Первушены - (литера - Е - неправильно)

К сожалению, уже ничто не напоминает нам ни о мосте, ни о том самом, первом в городе винокуренном заводе, располагавшемся здесь. Только народный топоним и остался.  Да, почему «винокуренный»? Да потому, что при выработке алкогольных напитков, вина, в частности, выделяется достаточно много пара, потому и создается впечатление, что вино «выкуривается» из своего сырья.

Именно это предприятие и было основано удачливым молодым купцом – Иваном Ивановичем Первушиным, в далеком 1867-м году. Недаром на бортах грузовиков, принадлежащих ташкентскому винзаводу, красуется надпись – «качество, проверенное временем». Дело в том, что на этом предприятии, предоставившем работу не одному десятку людей, изготавливались не только высококачественное хлебное вино (водка), но и отличные вина, расходившиеся далеко за пределы Туркестанского края. Для их создания были «устроены» плантации виноградников, на которых выращивались одни из лучших сортов винограда – кавказские и крымские. Интересный факт - если до приезда удалого купца в наши края любое вино, как правило, вырабатывалось из высококачественного сырья, то именно Иван Первушин начал использовать для производства портвейна, скажем, так, слегка…подпорченные яблоки. Удивительно, но получился портвейн, вполне и вполне оцененный как местными ценителями тонких вин, так и приезжавших  в командировку. То есть, был не хуже, чем известный португальский «porto».                                                                                             

Также  он  создал шелкомотальную, табачную и папиросную фабрики, и, как дополнение, завод искусственной минеральной воды, так как природную еще не обнаружили. Для табачной фабрики были заложены собственные плантации табака, ежегодно получая до тысячи пудов  разных его сортов, который обрабатывался вручную, красиво и опрятно упаковывался, и поставлялся в торговые точки. Часть его шла на производство папирос, также пользовавшиеся некоторым уважением у «ценителей» этой продукции.                               

Кому-то может показаться, что я рекламирую сию продукцию. Нет, я  хочу рассказать всего-то о видах бизнеса, которым занимался Иван Первушин. Да, мало кто знает, что еще до появления  в Туркестане финансовых организаций – банков, именно будущий торговый дом «Первушин и сыновья» занимался кредитованием предпринимателей и частных лиц  тех времен. Доверие к нему было такое, что заемщик мог смело брать не деньги (их попросту было мало),  а векселя, которые легко можно было обменять на деньги в любом банке России.  Он же, Иван Первушин, может считаться пионером геологоразведки и начала эксплуатации полезных ископаемых. Предприниматель преодолел все сомнения, на верблюдах доставили сюда горное оборудование, и пустили его в дело, добывая свинец и каменный уголь в промышленных масштабах. 

Владел Иван Иванович и небольшим охотничьим хозяйством, на месте которого находится жилой массив Авиасозлар - здесь можно было поохотиться и на пернатую дичь, и даже на кабанов, в обилии водившихся вдоль берегов канала Карасу.        

Увы, до нас практически не дошли те здания и сооружения, в которых побывал Иван Первушин.    Хотя нет, кое - что можно увидеть и сегодня – это невысокое, двухэтажное здание бывшего военного госпиталя, что недалеко от вокзала. В строительство этого здания были вложены немалые средства «первушинского» предприятия.                        

Да и госпитальная церковь святого Пантелеймона, от которого ведет свою историю Свято – Успенский кафедральный собор, была построена не только на деньги Дмитрия Захо, но и на финансы, предоставленные  молодым, удачливым коммерсантом Иваном Первушиным. К сожалению, он ушел из жизни крайне рано –  чистил револьвер, который оказался заряженным…

А мы упомянем еще об одном удачливом коммерсанте. Это обрусевший грек Дмитрий Николаевич Захо, приехавший в  Ташкент в 1868 году.   Он открыл небольшую лавку с различными товарами на незначительную сумму. На удивление хорошо пошли его дела, в результате чего уже через год - полтора Дмитрий  Захо начинает поставлять канцелярские товары казенным заведениям Ташкента, что в те годы  было очень выгодным бизнесом.  Кому не известен в Ташкенте комплекс «Зарафшан»?  Так именно на этом месте стоял целый квартал так называемых «доходных» домов, сдаваемых в аренду как под жилье, так и под различные конторы. А прямо напротив, там, где сейчас находится комплекс «Аркада», находились ресторан «Швейцария» и гостиница «Регина» (Царица), позднее объединившиеся под столь пышным именем. Примерно там  же  располагался памятный старожилам двухэтажный магазин, впоследствии Универмаг. Простоял он, как памятник архитектуры, до 1966 года, когда был слегка поврежден, а затем и снесен, увы… Не был чужд этот представитель гордого народа меценатству. Он вложил достаточно большую сумму денег на строительство колокольни уже упоминавшейся церкви святого Пантелеймона, за что  и был избран церковным старостой. Правды ради скажу, что это не та колокольня, что ныне возвышается над Собором. Та, старая, была перестроена в 1958-м году еще при архиепископе Ермогене, как пришедшая в аварийное состояние.  

Пройдемся по маленькой улочке Ракатбоши. Здесь находится Музей прикладного искусства, разместившийся в одном из частных домов, некогда  принадлежавшему дипломату конца позапрошлого века – А.А. Половцеву. А тот, в свою очередь, «благоприобрел» его у одного из известных купцов Ташкента – коммерции советника Николая Ивановича Иванова.

Один из самых именитых коммерсантов нашего города родился  8 апреля 1836-го года в семье мелкого торговца, в Оренбурге. Его купеческая деятельность началась в пятнадцатилетнем возрасте в должности «мальчика на побегушках». Волею судьбы он попадает на енисейские золотые прииски, где и развернулись все его таланты, тут же замеченные. А потому  уже в  неполные тридцать он самостоятельно выполняет различные казенные заказы в Туркестане. 

Его фирма была самой крупной из производителей винно-водочной продукции во все Туркестанском крае. Чего стоили вина «Семилион», «Султани», «Мускат»  и «Сиабчашма», получавшие  высокие оценки на любых туркестанских и зарубежных выставках. Этому способствовали прекрасные виноградники, расположенные в загородном имении «Дегресс». Они существуют и  по сей день, правда, принадлежат комбинату шампанских вин.

Приложил он свою руку и к производству пива  - история пивзавода №6 – часть истории жизни успешного предпринимателя. Он находился неподалеку от дома купца, рядом со стадионом «Пахтакор», на улочке Шерият боги. Именно здесь возвышались здания известного пивного завода, продукция которого высоко  ценилась любителями пенного напитка. Руководство завода в начале девяностых  пыталось сохранить производство, но, увы, ничего не получилось, и все здания были снесены…

 

Интересно, что производство пива в те далекие от нас времена считалось не декалитрах, как сегодня,а в… ведрах. Например, в 1909-м году товариществом «Наследников Н.И. Иванова» пива было произведено СТО ТРИНАДЦАТЬ ТЫСЯЧ ведер пива на сумму 178 895  рублей. Сколько это в литрах, любители этого напитка пусть считают сами.

Одна его фирма занималась обслуживанием почтового тракта Ташкент - станция Терекли до самого открытия Оренбург-Ташкентской железной дороги, другая занималась добычей так называемого «драгомировского» каменного угля за пределами Ташкента.                                                    

А когда в 1882-м году  к Николаю Ивановичу обращается химик Вильгельм Пфафф, то коммерсант не только благосклонно рассматривает его просьбу, но и вкладывает часть своего капитала в производство сантонина. Его можно было добывать, используя огромные заросли растения дарман (скорее всего - дурмен).

Строительство завода заняло два года, в течение которых возвели его корпуса,  доставили объемное,  и, отчасти,  хрупкое и очень ценное химическое оборудование аж из Германии. Для этого даже сконструировали специальные повозки, позволившие без потерь доставить драгоценный груз прямиком в Чимкент. Предприятие работает и по сей день…         

Николай Иванович был любителем конных скачек, а потому с удовольствием выделил деньги на строительство первого ташкентского ипподрома. Самое интересное, что множество ташкентцев каждый день проезжают мимо него,  и никто из них не знает, что едут они рядом с памятным местом.    Это на УзБУМе, слева, если ехать в сторону Куйлюка от центра, где еще стоят две старые красно-белые вышки первой ташкентской радиостанции. 

                                                                                       

Еще на его заводах производились «фруктовые воды» - так называли в те годы лимонад, так называемый «сухой лед», который так ценится продавцами скоропортящейся продукции в нашем жарком климате. И, наконец, Николай Иванович стал учредителем Среднеазиатского коммерческого банка, услугами которого пользовалось большое количество клиентов.   

А кто не знает «Боткинское» кладбище?  Сей земельный участок также принадлежал разворотливому купчине, а когда все городские кладбища Нового города были закрыты, он великодушно подарил часть своих земель ставшему ему фактически родным городу. Он же вложил деньги  в возведение храма – часовни святого Александра Невского, что   и по сей день стоит на главной аллее пятого по счету православного некрополя. За все его  заслуги Николай Иванович был неоднократно награжден высокими наградами и получил почетный титул коммерции советника. Но…жизнь есть жизнь, и 13 февраля 1906 года сердце купца и мецената, так много сделавшего для нашего города, перестало биться…

В воздаяние своих заслуг он был похоронен на собственной земле, на том самом кладбище, рядом  с храмом. Могила его ухожена, там почти всегда лежат цветы. И вполне возможно, наследники купца первой гильдии до сих пор живут в нашем городе, свято храня память о знаменитом родственнике.

Версия для печати
Ссылка на статью »»

Теги материала: История Ташкента

Еще по теме:

Просмотров: 66

Вы можете оставить комментарий:

Гость_     Антибот:    
Новые налоговые зоны в Ташкенте »
Друзья проекта »
Рейтинг@Mail.ru

Условия использования материалов: в сетевых изданиях – обязательная прямая гиперссылка на mg.uz;

в остальных СМИ – ссылка на mg.uz как на источник информации.

© ООО «Norma», 2018. Все права защищены.