Оставивший имя на карте…

27.12.2018

Внезапно пришла холодная погода, пришлось разбирать зимний гардероб. В нем я  нашел свою старую фетровую шляпу. Она была куплена в 1994-м году. Напомнила она мне об одном знаменитом базаре, которого уже нет. И  об одной знаменитой фамилии, которую помнят все уважающие себя ташкентцы.  Если бы не холода, я вряд ли бы вспомнил даже эту знаменитую фамилию. А потому  сегодня хочу рассказать о том человеке, о том купце, чьим именем долгие годы называли канувший в Лету рынок и «толкучку» вокруг него… Мы с вами отправляемся  на так называемый Тезиков базар…

Недавно приезжал в Ташкент одноклассник. Он уже много лет в России, но привели его сюда какие-то коммерческие дела. Встретились, поговорили, и вздумалось ему съездить на Тезиковку. Сказано – сделано. Остановили такси, договорились, поехали.  Следуем по малой кольцевой, и вдруг одноклассник  мне говорит: 

- Не пойму, а где Тезиковка? Переглянулись мы с водителем, и развернул он машину на перекрестке  с улицей Кичик Бешагач. Показал на симпатичный ресторан с вывеской «Тезикова дача».    

- Так вот же она, говорит.

- Нет, мне не ресторан нужен, а базар, Тезиковка, толкучка. Узнав от нас с водителем, что известного базара уже нет, насупился, пригорюнился, и поехали мы дальше - на Янгиабад. Такая вот короткая жизненная история.   

А предыстория такова…  По одной из версий, «тезиками» называли торговцев, выходцев из современного Таджикистана. Мол, именно они дали название и базарчику, возникшему еще в конце XIX века рядом с древним каналом. И даже всей местности.  Да не тут – то было. Существуют архивные документы, описания историографов тех времен, где фамилия «Тезиков» значится среди многих «почетных горожан» Ташкента.   Подобное звание давалось далеко не каждому. А лишь тем, кто оказал Ташкенту значительные услуги. Именно таким горожанином и стал переселенец И.Д. Тезиков…

Иван Дмитриевич Тезиков, проживавший в Нижнем Новгороде, во второй половине XIX-го века получил от правительства ссуду на переселение и освоение выделяемых ему пока еще свободных земель в окрестностях Ташкента. Так как железной дороги в Туркестан еще не было, семья Тезиковых добиралась к месту назначения гужевым транспортом, на последних участках – вообще на верблюдах. Лошади просто не выдерживали напряжения от долгой дороги. 

По прибытии в город И.Д. Тезиков получил в свое распоряжение достаточно большой участок земли, находившийся непосредственно вдоль берега канала Салар. Впоследствии здесь и был возведен двухэтажный особняк, и небольшой кожевенный завод. Вот с историей завода небольшая загвоздка. Оказывается, производство не сразу стало принадлежать Ивану Дмитриевичу. На самом деле, будущий купец второй гильдии  работал на том самом заводе в должности техника. А само заведение принадлежало купцу Кувайцеву, и было оно вторым в городе кожевенным предприятием. 

Стоял завод  буквально на берегу Салара, и был уничтожен почти полностью 1 января 1878 года,  во время обширного наводнения, когда воды канала вышли из берегов. Хозяин завода не смог восстановить производство, и тогда будущий удалой купец выкупил у Кувайцева остатки производства и возродил завод, просуществовавший до известных событий первой четверти XX-го века. Сырье для завода скупалось у местных жителей за достаточно скромные суммы, которые, впрочем, вполне удовлетворяли сдатчиков.  Впоследствии неподалеку от Воскресенского базара (современная территория площади и ГАБТа имени Алишера Навои) Иван Дмитриевич построил магазин по продаже конечной  продукции – выделанных кож. 

К 1888-му году Ивана Дмитриевича избирают торговым депутатом городской думы. Он получает звание купца второй гильдии, и за различные заслуги он был награжден большой серебряной медалью на ленте ордена святого Станислава. В когорте орденов того времени награда не ахти какая, но и ее нужно было заслужить. За какие же заслуги купец был отмечен такими достаточно высокими в то временам наградами? Вот он на фоне своего павильона на одной из промышленных выставок рекламирует свою продукцию  К тому же продукция его завода была очень  качественной, а потому наверняка вызывала интерес не только у гражданского населения. 

А вот он со своей семьей, наследники которой рассеялись по всему миру.  Да и нередко купец финансово поддерживал те или иные начинания городских властей, став одним из  меценатов нашего города.  Отсюда и заслуги, и честно заработанные награды.

А знает ли почтеннейшая публика, что в нашем благословенном городе существовала не одна, а целых две Тезиковки? Как так, спросит читатель? Где же вторая, почему мы о ней ничего не знаем?    Документы подтверждают, что дело происходило следующим образом.

Первая Тезиковка появилась после подачи соответствующего прошения, датированное  февралем 1878-го года:  «Представляя при сем к Вашему Превосходительству копию с протокола Ярмарочного комитета, от 17 февраля, имею честь просить ходатайства у Господина Главного Начальника Края об отводе купцу Тезикову, под постройку кожевенного завода, фабрикации шубного клея и шорную мастерскую, в аренду 4 десятин земли на реке Карасу, на 4 года». Хотя и указан канал Карасу, во всех случаях речь идет об одном и том же заводе на Саларе, где впоследствии  и возник известный чуть ли не во всем Узбекистане рынок. 

Ну, а  вторая «Тезиковка» находилась неподалеку от современного Паркентского базара.  Местность эта когда-то принадлежала купцу Никифорову, отсюда и ушедший от нас топоним «никифоровские земли». И здесь  располагалось именно дачное хозяйство удачливого купца, наследники которого в 1903-м году подали следующее прошение:  «Покорнейше прошу Сыр-Дарьинское Областное Правление разрешить выстроить кирпично-обжигательную печь по системе «Гофман» взамен уже имеющихся печей прочей системы на участке земли Наследников И. Д. Тезикова в Шейхантаурской части местности Буз-Арык, по проекту, одобренному Строительным отделением Сыр-Дарьинского Областного Правления по протоколу от 14 июля 1903 года за   № 2061. Город Ташкент, 20 августа 1903 года. Семен Тезиков». Эта часть города относилась к так называемой даха (район) Шейхантаур, одной из четырех в городе, хотя до самого Шейхантаура отсюда было не совсем близко. 

Мы же сделаем вывод, что в указанном году Ивана Дмитриевича уже не было в живых. Он обрел свой покой на старинном  (для живущих ныне)  боткинском кладбище, неподалеку от церкви святого Александра Невского.

В своих трудах по истории Туркестана и Ташкента известный историограф А. И. Добросмыслов  писал   о производстве строительных материалов следующее: «В начале 20-го века кирпичных заводов в Ташкенте было 30-35, все они были сравнительно небольших размеров, за исключением 4-х-5-ти. Самый большой завод Таджиюсупова (бывший А. Е. Малова), существовал более 40 лет, и вырабатывал до 3 миллионов кирпичей, за ним шли заводы н-ц Ильина (существовал лет 15), Умара Исакова (существовал лет 20), С. И. Тезикова (существовал лет 15) и т. д».                                                      Само производство, судя по документам, просуществовало до 1917-го года, когда и прекратило свою работу.

Топоним же остался, как остался и дом купца, впоследствии переделанный под библиотеку. Но, увы, и этот дом не дошел до нас по причине пожара, унесшего еще одного, хотя и безмолвного, свидетеля  «старины глубокой». 

Рынок же, существовавший еще с конца XIX-го века, продолжал свою жизнь до конца 90-х годов прошлого столетия.                                                                                                                                                          Без малого сто лет, а то и больше, на нем можно было купить все, что пожелает душа и потянет карман. Здесь было достаточно строгое деление на сектора. В одном из них – можно было купить любой вид  декоративных птиц, в другом – самые редкие виды аквариумных рыбок, в третьем – необходимую радиолампу или диод, которые невозможно было найти в радиомагазинах.

Поговаривают, что здесь можно было бы продать и слона, да спросом не пользовались. Вообще, в «зверином» ряду животных было столько, что мог позавидовать любой уважающий себя зоопарк. Здесь за буквально символическую цену можно было купить (достать) любую необходимую вещь – будь то икона, фотоаппарат или серия почтовых марок.

Особый всплеск своей деятельности Тезиковка переживала во времена самой последней и  страшной войны. Ташкент принял огромное количество эвакуированных людей из западных районов страны. Те из них, кому необходимо было сбыть какую-либо вещь, или купить нужную, естественно, обращались к услугам  этого рынка.  Да и в последние годы своего существования рынок славился дешевизной и своеобразным демократизмом. Тут даже покушать стоило в два – три  раза дешевле, чем в центре города. Правда, и качество пищи было соответствующим. Хотя, в большинстве случаев прием пищи заканчивался без каких-либо последствий.

Увы, в начале двухтысячных годов уже XXI века руководство города решило перенести исторический рынок на территорию заброшенного промышленного склада. С этим решением ушел какой-то свой, неповторимый шарм старого «блошиного» рынка. Тезиковки больше нет…   Она осталась лишь в памяти народа. А те вещи, купленные порой совсем за бесценок, остались у наших граждан, как память, как напоминание о прошедших временах, о деловом человеке, фамилия которого навсегда осталась на народной карте Ташкента.  

Версия для печати
Ссылка на статью »»

Теги материала: История Ташкента

Еще по теме:

Просмотров: 452

Вы можете оставить комментарий:

Гость_     Антибот:    
Новые налоговые зоны в Ташкенте »
Друзья проекта »
Рейтинг@Mail.ru

Условия использования материалов: в сетевых изданиях – обязательная прямая гиперссылка на mg.uz;

в остальных СМИ – ссылка на mg.uz как на источник информации.

© ООО «Norma», 2018. Все права защищены.