mg.uz
 
Print

Улицы Ташкента: Мирзо Улугбек.


Проспект Мирзо Улугбека, расположен в Хамзинском и Мирзо-Улугбекском районах Ташкента, назван в честь выдающегося государственного деятеля, ученого Мирзо Улугбека.

Внук Сахибкирана Амира Темура – Мирзо Мухаммад ибн Шахрух ибн Тимур Улугбек Гураган родился 23 марта 1394 года. После смерти великого Сахибкирана в 1405 году, созданное им огромное государство, в состав которого, помимо Центральной Азии, входила вся территория Ближнего и Среднего Востока от Средиземного моря до Северной Индии включительно, перешло в наследственные владения сыновьям и внукам. Во главе династии Темуридов стал сын Темура – Шахрух, который избрал своей резиденцией Герат. Мавероуннахр был отдан в управление  старшему сыну Шахруха, внуку Амира Темура - Улугбеку. В 1409 году Улугбек был объявлен правителем Самарканда, а после смерти своего отца Шахруха в 1447 году стал главой династии Темуридов.

С юности Улугбек проявлял большую склонность к наукам и искусствам, особенно к математике и астрономии. Расширению его интеллектуального кругозора способствовала собранная его дедом и отцом богатая библиотека, в которой он проводил большую часть своего времени.

Улугбек получил блестящее по меркам тех времен образование. Обладая великолепной памятью, он свободно владел арабским и персидским языками, хорошо знал тюркскую (староузбекскую) поэзию, владел теорией литературных стилей и принимал участие в литературных диспутах. Он и сам писал стихи. Учителями Улугбека были выдающиеся ученые, которыми славился двор Темура, и среди них – математик и астроном Казизаде Руми. Он показал девятилетнему Улугбеку руины знаменитой обсерватории в Мараге (Южный Азербайджан). Быть может, именно это впечатление детства определило выбор будущего астронома.

При Улугбеке Самарканд стал одним из мировых центров науки средневековья. Здесь, в Самарканде первой половины XV века, вокруг Улугбека возникла целая научная школа, объединившая видных астрономов и математиков - Гиясиддина Джамшида Каши, Казизаде Руми, Али Кушчи. В Самарканде в то время жили историк Хафизи Абру, написавший замечательный труд по истории Средней Азии, знаменитый медик Мавлоно Нефис, поэты Сиражиддин Самарканди, Саккаки, Лутфи, Бадахши др. Это были передовые люди своего времени, верившие в силу человеческого разума, в силу науки.

В 1417—1420 годах Улугбек построил в Самарканде медресе, которое стало первым строением в архитектурном ансамбле Регистан. В это медресе Улугбек пригласил большое количество астрономов и математиков исламского мира. Другие два медресе были построены в Гиджуване и Бухаре. Медресе, построенные Улугбеком, выполняли функции университетов. На портале медресе Улугбека в Бухаре сохранилась надпись: «Стремление к знанию есть обязанность каждого мусульманина и мусульманки».

В Самаркандском медресе проводились и астрономические наблюдения с помощью небольших инструментов. Уже тогда выяснилось, что координаты звезд, приведенные в каталогах, несколько отличаются от их реального положения на небе.

В 1429 году в окрестностях Самарканда было завершено строительство беспрецедентной астрономической обсерватории. Ее главным инструментом была гигантская двойная меридианная дуга радиусом 40.2 метра. Нижняя часть дуги находилась в траншее глубиной 11 метров, вырубленной в скале. Меридианная дуга была встроена в здание, надземная часть которого представляла собой цилиндрическую трехъярусную конструкцию диаметром 46 метров и высотой 30 метров. Обсерватория располагалась на возвышенности и поражала своими гигантскими размерами всякого, кто ее видел.

Главный инструмент применялся прежде всего для наблюдений Солнца с целью определения астрономических постоянных: наклона эклиптики к экватору, годичной прецессии, продолжительности тропического года. По-видимому, на нем наблюдали Луну, планеты и, возможно, яркие звезды.

В эпоху, когда отсутствовали оптические средства наблюдений, только большие размеры инструмента могли обеспечить высокую точность. Инструмент Улугбека был уникальным: один градус на его меридианных дугах имел длину более 70 сантиметров, что позволяло определять координаты Солнца и планет с поразительной точностью.

Улугбек много раз проверял свои данные и пришел к выводу, что его цифры точны. В 1437 году он определил длину астрономического года: 365 дней 6 часов 10 минут 8 секунд. Как выяснилось позднее, погрешность измерений составила лишь 58 секунд. Если учесть, что длина астрономического года составляет 31 миллион 558 тысяч 150 секунд, то становится ясно, с какой высокой точностью проводил Улугбек измерения.

Создание Самаркандской обсерватории стало возможным потому, что в лице Улугбека слились воедино важнейшие слагаемые успеха: талантливый ученый, ясно представлявший себе научную цель и пути ее осуществления, и правитель могущественного государства, располагавший достаточными средствами. Важнейшим итогом Самаркандской школы считается каталог 1018 звезд. На Востоке такие каталоги назывались зиджами. Предшествовавшие звездные каталоги, по-видимому, были основаны на наблюдениях Гиппарха, приведенных к соответствующей эпохе. «Зидж Улугбека» базировался на собственных наблюдениях.

Без преувеличения можно сказать, что обсерватория Улугбека была прототипом современных астрономических учреждений. Уже одно это - его величайшая заслуга. Улугбек не уединялся в своей работе, как многие европейские астрономы, например, Николай Коперник, Тихо Браге или Ян Гевелий. Известно, что в его обсерватории было около ста квалифицированных астрономов и математиков, и Улугбек всегда оставался лидером своего научного коллектива. Улугбеку принадлежит идея создания главного инструмента обсерватории и проведения собственных наблюдений звезд.

Активный период работы Самаркандской обсерватории закончился вместе с гибелью Улугбека 27 октября 1449 года, но само здание обсерватории еще долго напоминало о своих создателях. Постепенно оно разрушилось. Но главный труд самаркандских астрономов, к счастью, не погиб. Один из ближайших помощников Улугбека, Али Кушчи, покинул Самарканд и получил место сначала ведущего ученого, а затем ректора медресе при мечети Айя София в Стамбуле. В его караване находились копии звездного каталога.

В течение долгого времени месторасположение обсерватории Улугбека оставалось загадкой для историков. Только в 1908 году самаркандский археолог Василий Вяткин, в результате тщательного изучения старинных земельных документов, сумел после многолетних и трудных поисков обнаружить следы разрушенной обсерватории, которая впоследствии была восстановлена.

Научное наследие Улугбека. Главным научным трудом Улугбека по праву считаются «Зиджи джадиди Гурагани» или «Новые Гурагановы астрономические таблицы». Автор завершил это произведение в 1444 году после тридцати лет кропотливой работы и астрономических наблюдений. Астрономический справочник вскоре был переведен на латинский язык и наряду с «Альмагестом» Клавдия Птолемея и астрономическими таблицами кастильского короля Альфонса XV являлся пособием по астрономии во всех обсерваториях Европы.

Точность этих таблиц превосходила все достигнутое ранее на Востоке и в Европе. Лишь в XVII в. Тихо Браге удалось добиться сравнимой с самаркандскими наблюдениями точности, а затем и превзойти ее. Неудивительно, что «Зидж Улугбека» постоянно привлекал к себе внимание астрономов, как на Востоке, так и в Европе.

«Зидж Улугбека» состоит из четырех больших частей. Первая получившая название хронологии, содержит изложение способов летоисчисления, принятых у различных восточных народов. Вторая излагает вопросы практической астрономии, третья - дает сведения о видимых движениях светил на основе геоцентрической системы мира и четвертая посвящена астрологии - неизбежная дань науки средневековому мировоззрению.

Каталог 1018 звезд, который вычислил Улугбек, служит компасом для астрономов и историков, изучающих древнюю хронологию. Звездные таблицы Улугбека подтверждают истинность звездного атласа Птолемея, приведенного в «Альмагесте».

В 1648 году в Оксфорде - одном из старейших очагов науки и культуры Англии — была впервые частично опубликована главная работа, выполненная в знаменитой самаркандской обсерватории Улугбека. Работу подготовил к печати и прокомментировал Джон Гривс (1602 - 1652), профессор астрономии Оксфордского университета. Позже фрагменты каталога издавались в Англии неоднократно.

Спустя 17 лет после первой оксфордской публикации, ученый хранитель Бодлеянской библиотеки в Оксфорде, английский востоковед и переводчик Томас Хайд (1636-1703) подготовил и напечатал на персидском и латинском языках новое издание самаркандского каталога под названием «Tabulae Long, ас Lat. Stellarum Fixarum, ex observatione Ulugh Beighi», Oxonii, 1665.

Опубликование таблиц Улугбека в Европе совпало с эпохой, когда оригинальные звездные каталоги, требовавшие для их составления большого и упорного наблюдательного и вычислительного труда, исчислялись единицами и высоко ценились исследователями неба. Они имели большое практическое значение, поскольку с незапамятных времен методы ориентировки на поверхности Земли основывались на наблюдениях звезд. Определение же местоположения было особенно необходимо в связи с быстрым развитием мореплавания, последовавшим за великими географическими открытиями.

Многие историки считают, что открытие новых земель испанскими и португальскими мореплавателями в XV-XVI веках было неслучайным. Ибо эти страны, находившиеся под влиянием арабского халифата, имели доступ к научному наследию таких великих ученых-мыслителей Востока как Улугбек, основатель алгебры Аль-Хорезми, жившего в IX веке, астроном и математик Аль-Беруни (978-1048), первым предсказавший существование Америки и др.

Изучение таблиц Улугбека показало, что они составлены в Самарканде, в обсерватории, географическая широта которой, по данным автора таблиц, равна 39° 37' 23", а долгота - 99° 16'. Эпоха, к которой отнесены координаты звезд, датируется 841 г. хиджры, что соответствует 1437 г. н.э. Таким образом, прошло около двух столетий после создания «Зиджа Улугбека», прежде чем он стал известен в Европе. Понятно изумление европейских ученых.

Спустя 25 лет после оксфордской публикации Хайда, данные таблиц Улугбека находят место на страницах изданной в Гданьске книги выдающегося польского астронома Яна Гевелия (1611-1687) «Prodromus Astronomiae». Здесь они приводятся в сопоставлении с данными других, имевшихся к тому времени каталогов: Птолемея, Тихо Браге, Риччиоли, принца Гасса и Гевелия.

В 1839 г. французский востоковед Л.А.Седийо (1808-1876) издал часть таблиц Улугбека под названием «Tables astronomigue d'Oloug Beg, commentees et publiees avec le texte en regard», Tome I, I fascicule, Paris, 1839.

И, наконец, наиболее подробный анализ звездного каталога Улугбека, основанный на изучении 8 рукописей, хранившихся в библиотеках Великобритании, был опубликован в США в 1917 году Э. Б. Ноблом. под названием «Ulugh Beg's Catalogue of Stars. Revised from all Persian Manuscripts Existing in Great Britain».

Следует заметить, что в книгохранилищах Европы и Азии имеются десятки рукописных экземпляров «Зиджа». Звездные таблицы Улугбека стали последним словом средневековой астрономии. Эти таблицы были высшей ступенью средневековой  астрономической науки до изобретения телескопа.

Богатое научное наследие Улугбека свидетельствует о том, что он был не только великим сыном мусульманских народов. Гений творческой мысли внес неоценимый вклад в развитие науки и цивилизации всего человечества. Поэтому, спустя многие века и поныне имя Улугбека остается символом, объединяющим народы Востока и Запада во имя достижения благородных целей.

Высокие духовное и значительное научное наследие Мирзо Улугбека в настоящее время изучается в ведущих высших учебных заведениях и научных центрах мира. По инициативе Президента Республики Узбекистан Ислама Каримова Национальный университет Узбекистана назван именем этого выдающегося ученого, что свидетельствует о сегодняшнем высоком научно-просветительском потенциале республики.

Print  Полная версия статьи